Путь к себе или путь от себя?

путь-к-себеА может путь в себя? Или выход из себя, за свои пределы?

 

В какой момент жизни мы являемся собой в полной мере? А когда мы так далеко убегаем от себя, что начинаем забывать о том, кем мы являемся на самом деле?

Сначала мы бежим, бежим изо всех сил к взрослости, в мир больших, где все кажется таким привлекательным и таким настоящим.

Потом, сломя голову, бежим от родителей в отношения с противоположным полом, где кажется, мы можем найти свое счастье, слившись в умопомрачительном экстазе со своей половинкой.

Затем бежим в работу, чтоб найти себя, потерянных в слиянии с сужеными-ряжеными, пытаясь реализовать и найти себя как профессионалов.

Со временем, став кое-какими профессионалами, и возомнив, что, будучи такими крутыми, негоже нам продолжать себя терять в этих умопомрачительно опустошающих отношениях с сужеными-ряженными, мы бежим от этих самых отношений изо всех ног.

Иногда, в промежутке между убеганием в отношения и работу и избеганием себя, мы успеваем завести одного-двух детей, в надежде, что может родительство приблизит нас к себе настоящим.

А еще можно попробовать убежать от себя, выскочив из одних отношений, сразу в новые. Новые, которые конечно же, кажутся совсем не такими изначально обреченными и и вообще совсем-совсем другими, чем предыдущие. И человек совсем другой, умный, развитый и успешный. И мы, казалось бы, уже обжегшиеся на молоке, сознательно дующие но воду, проверяем и перепроверяем! И уже в омут с головой не бросаемся. И эта осторожность, с одной стороны,

i_022

защищает нас от новых глупостей. А с другой стороны, не дает нам возможности отдаться чувствам и довериться другому и себе по-настоящему. И на зло уже известному нам опыту отношений в полном слиянии, строим мы отношения контр-зависимости. И изо всех сил бежим от себя, и от партнера, делая вид, что мы просто очень при очень самодостаточные личности. Ведь мы же уже и с опытом первого упомомрачительного, опустошившего нас брака. Ведь мы же уже и профессионалы, и уже не кое-какие, а самые настоящие. И дети у нас уже имеются, и мы состоявшиеся мол родители, и другим еще можем рассказать, как детей воспитывать. Как же нам, таким опытным и наученным жизнью человекам-экспертам в том, как строить жизнь безопасно и так, чтоб было как можно менее больно, не быть то самодостаточными личностями? Ведь мы то уже знаем, что нам нужно, а что нет? Ведь мы то уже знаем, что делает нас счастливыми, а что причиняет нам дискомфорт и боль? Ведь мы то уже знаем, как строить зону комфорта и избегать близости и этой самой боли? Мы ведь, казалось бы, уже все о себе знаем. И умеем быть такими независимыми от чужого мнения, и близкого нам человека… так на всякий случай, если вдруг… придется снова убегать…

И бывает так, что даже эти, уже безопасные и комфортные отношения тоже заканчиваются. Или сами иссякают из-за их поверхностности и недостаточной глубины и близости. Или становится настолько тоскливо и скучно, что либо мы сами снова убегаем, либо убегают от нас.

motivator-55890И снова бег, к себе или от себя, уже и не поймешь. И тогда бежишь внутрь себя, поглубже. Или одновременный бег по кругу, в разные стороны. И этот бег напоминает уже какое-то сумасшествие, когда мозг взрывается и, словно, осколками разлетается в разные стороны своей несостоявшейся самодостаточности, независимости, и несчастной любви, счастья в не любви. Когда сердце по каплям выливается слезами, а лицо проявляет все больше и больше душевных страданий все новыми и новыми морщинами. Когда тело леденеет и замораживается, в буквальном смысле разваливаясь при каждом шаге и попытке выйти из себя, за пределы своих страхов и обид.

10503И вот в этой точке, кажущейся точкой невозврата, когда все кажется бессмысленным, пустым, и безнадежным. Когда то, что ты строил напоминает не красивый дворец, а свалку отчаянных никому не нужных идей, начинается путь к себе. Когда все иллюзии и представления о том, как жить, любить и бежать, чтоб быть счастливыми, разбиваются в дребезги и вытекают с болью разочарования и полного неверия. Когда кажется, что мы уже попробовали все способы счастья, и все оказались ложными. Когда руки полностью опустились, а сознание стало отключаться от невозможности. Когда все представления о себе успешных, самодостаточных и всезнающих обрушились волной горя и невыносимой тоски. Именно тогда точка невозврата смещается и становится точкой сборки своего настоящего «Я». Точка, в которой вместо себя и своих родителей, вместо себя и своих проекций, вместо себя и своей боли, вместо себя и своих страхов начинаешь видеть других людей. Не пытаясь убегать от себя, своей боли, своих страхов, и своих проекций и своих родителей. А проходя сквозь все эти накопленные чувства, начинаешь переживать СЕБЯ, рядом с ДРУГИМ человеком. И внимательно чувствовать ДРУГОГО человека, рядом с собой, переживающим эту близость, эту боль, эти страхи и разочарования.

1_sИменно в этой точке начинается путь к себе. И он был невозможен, пока бег был направлен от, по кругу, из, вне, из-за, на зло и т.п. Путь к себе был не возможен, пока он был направлен от людей, рядом с которыми рождалась не только радость, веселье и восторг и счастье. А рядом с которыми был вызов переживать глубокий трепет, дрожь и страх, звенящую в висках ярость, боль и гнев, оживляющую душу печаль, грусть и жалость. Путь к себе начинается там, где начинается жизнь во всех ее проявлениях: от нежности и ласки, до жестокости и боли, от яркой зарождающейся жизни до серой выворачивающей наизнанку смерти. Путь к себе начинается там, где не бежишь от всего этого, а проживаешь каждое мгновение самой жизни: жизни, проявляющейся в себе и людях, с которыми эта самая жизнь тебя сводит.