Размышления о причинах и выгодах слияния

imagesВчера мне пришли в голову мысли о том, почему человек попадает в слияние. Я размышляла сегодня целый день о том, как это случается, что человек однажды вдруг или постепенно выбирает терять себя рядом с другим, влипая в жизнь, в мир, в пространство другого человека, отказываясь от себя.
Я вспоминала свои ощущения и крутила в сознании свои выгоды от тех слияний, в которые попадала я в разных отношениях и пришла к некоторым выводам. Не претендуя на истину, я всего лишь поделюсь своими гипотезами, исключительно из своего опыта переживания себя в слиянии, и себя после того, как мне удалось себя из него вытащить за волосы, вернув себя себе.

1. Моя первая гипотеза называется: НЕ ХОЧУ ЧУВСТВОВАТЬ СВОЕ И ЧТО-ТО С ЭТИМ ВСЕМ РЕШАТЬ.
Отматывая события своих близких отношений словно пленку фильма, я добралась до момента, когда я выбрала сопереживать, жалеть, спасать партнера рядом вместо того, чтоб оставаться собой, быть у себя и переживать свою жизнь и свои чувства. А в этом флешбеке я добралась до момента, когда мне было безопаснее, легче и выносимее целиком погрузиться в мир другого человека, чем столкнуться с собственными чувствами, переживаниями, и реакциями на них. Я столкнулась с болью и невыносимым страхом внутри себя на определенное событие в совместных отношениях с этим человеком и выбрала сбежать от накатывающейся на меня паники от самой себя в безопасный и интересный (как мне казалось тогда) эмоциональный мир близкого мне человека.
Что если бы я выбрала в пользу этой боли и страха? Если бы решила встретить в лицо свои ощущения, а не бежать стремглав спасать другого, вместо себя? Тогда бы мне пришлось не просто переживать, проживать, выживать в этих чувствах. Мне пришлось бы что-то с ними делать дальше. Трансформировать их, решать ситуации, с которыми эти переживания связаны. Вобщем с головой погружаться в мир своих эмоциональных реакций и по полной разбираться с их устройством и их влиянием на мое бытие.

2. Моя вторая гипотеза: НЕ ХОЧУ ЭТО ВИДЕТЬ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ И ЧТО-ТО С ЭТИМ РЕШАТЬ.
Кроме того, у меня есть еще одна шальная мысль, обьясняющая, зачем мне так жизненно необходимо было впадать в слияние, а не оставаться рядом, но отдельно от другого. Моя вторая гипотеза, кстати говоря, не отменяющая, а дополняющая первую, заключается в том, что я улетала от себя в мир другого, чтоб оказаться внутри него, лишив себя возможности смотреть на этот мир и на образ его обладателя, точнее на самого обладателя этого мира со стороны. Так вот, я поняла, что однажды, или же несколько раз, столкнувшись в поведении близкого человека с чем-то непереносимым, я не могла принять этот образ (или самого человека) таким, каким он проявлялся. Потому что это бы причиняло мне боль, и вызывало бы страх, с которыми мне справляться оказалось невыносимо, и далее вся та цепочка, которую я описала выше.

3. Третья гипотеза: Я НЕ ХОЧУ ВИДЕТЬ РЕАЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. А если пойти еще дальше, то возможно прикол еще может быть в том, что вовсе не самого собственно человека мы вообще перед собой видим. Возможно мы видим перед собой образ кого-то другого (холодной мамы, или разьяренного папу), вместо того реального человека, который рядом с нами. Какие-то его черты лица или характера, или элементы поведения напоминают нам об образе другого человека, который когда то причинял нам невыносимые переживания, от которых мы бежали. И щелк, тумблер опущен. И непреодолимые переживания запущены, и надо от них срочно сбегать, иначе будет «крышка». Мы дорисовываем элементы, выхваченные из поведения или образа партнера, недостающими элементами из арсенала того человека, который вводит нас в этот самый панический ступор. Что если мы увидем реального человека перед нами, а не будем дорисовывать ему не его ручки-ножки? Тогда с этим реальным человеком надо взаимодействовать. Как-то что-то с ним делать, говорить, переживать. А у нас может не быть в арсенале усвоенного нами поведения модели взаимодействия с такого рода человеком, с его особенностями поведения и характера. Мы просто не знаем, как себя с ним вести? Вот был бы знакомый нам образ папы или мамы, усвоенный с детства, тогда да. Тогда мы бы включили привычный способ. А чтоб не напрягаться и изобретать что-то новое, сталкиваясь в себе с новым собой, с новыми переживаниями и чувствами по отношению к этому реальному человеку, мы выбираем лучше погрузиться в самого этого человека и разгребать его завалы, вместо своих.

Вот такие размышления получились о причинах слияния, и его выгодах.