Любить или жалеть?

f7612acdc286bd415c41c6d1d0811359Недавно в своей психотерапевтической практике я столкнулась с переживанием феномена жалости к себе и другим. Такой жалости, которая подмешана в любовные переживания между мужчиной и женщиной, как капля яда в бокал с вкуснейшим дорогим вином. Я крутила и вертела эту тему жалости, вспоминая и отслеживя, как я эту жалость вызываю по отношению к себе, или как я жалею других людей. И в какой-то момент я уловила привкус терпкой почти горькой смеси любви и жалости, которая, по крайней мере в моей жизни, имела место быть с самого моего детства и позже пронизывала мои отношения с мужчинами.

gafarНачну, пожалуй, с детства. До 5 лет я была очень счастливым ребенком, которого любили и принимали таким, какой  он есть. За исключением 1 неприятного случая, когда мам сильно побила меня, потому что сама была на грани эмоционального срыва. Однако проработав эту ситуацию несколько раз, я, видимо, отпустила ее и простила свою мать за то безответственное родительское поведение.

Так вот, мной восхищались папа и мама, меня на руках носила бабушка и дедушка. Меня очень любил мой родной брат. Все мои родственники постоянно меня хвалили и называли красотулькой, умняшечкой и самой непосредственностью.

И тут как то резко, без предупреждения наступила подготовка к школе, потом сама школа и очень высокие ожидания. И этим ожиданиям изо всех сил нужно было соответствовать. Нужно было хорошо учиться, нужно было хорошо ко всем относиться, нужно было всем помогать и никого не обижать. Еще нужно было постоянно прежде чем что-то делать, подумать о том, как это что-то отразиться на родителях, учителе, однокласниках, брате, бабушке и дедушке. У меня было такое ощущение какой-то огромной ответственности за весь окружающий меня мир и людей его наполняющих. Словно их счастье и настроение целиком и полностью зависит от того, хорошо ли я учусь и хорошо ли я себя виду. А если они счастливы, то они могут меня любить. А если я делаю их несчастными — любовь тут же внезапно заканчивается, словно кран закручивают и река пересыхает.

31579e69dc4bА мне так отчаянно хотелось, чтоб меня любили, что я готова была сделать все что угодно, чтоб только мне дали эту любовь. Учиться — значит учиться так много, чтоб до головокружения и синяков под глазами. Помогать родителям на даче — так помогать до такой степени, чтоб валиться с ног прямо посреди огорода с тяпкой в руках, пытаясь идеально прорыхлить почву вокруг гребанной картошки. Да так высапать все сорняки, чтоб меня нельзя было не любить за такую идеальную работу. И нельзя было не то что говорить, даже думать о том, что это несправедливо заставлять меня заслуживать любовь, жертвуя собой. И если я таки валилась с ног или заболевала, перед тем как начать меня жалеть и лечить, я выслушивала целые лекции о том, как я всех подвожу, как я думаю только о себе, вздумав заболеть в самый неподходящий момент. Во мне искуственно вызывали ОГРОМНОЕ чувства ВИНЫ за свою слабость и бессилие (эмоциональное и физическое), подсаливая это блюдо непременным ДОЛГОМ побыстрее выздороветь, чтоб всем вокруг стало наконец легче, проще и все снова смогли бы заняться своими ВАЖНЫМИ ВЗРОСЛЫМИ делами. И я выздоравливала. Или не выздоравливала, а заболевала еще сильнее. Да так, чтоб с больницей, уколами и капельницами. Так, чтоб жалость побеждала высокие ожидания от меня, и взрослые вспоминали о том, что я для них цена, важна и что они меня любят и бояться потерять.

Вот такой нехитрый творческий способ получать любовь с привкусом жалости и страха потери.

9103Позже, выйдя замуж первый раз я нашла в себе эту смесь из МНОГО ЖАЛОСТИ, СОЖАЛЕНИЯ и СОЧУВСТВИЯ и БОЛЬШОЙ капельки ЛЮБВИ. Мой муж был в сложной карьерной и финансовой ситуации, и я взвалила на себя все тот же ДОЛГ сделать его непременно счастливым, спасти и вытащить из пропасти, пожалеть, полюбить, зализать его раны. Ведь ЛЮБОВЬ лечит все. А если подсыпать к ЛЮБВИ еще немного или много-много ЖАЛОСТИ, которая так напитывала меня суррогатом любви в детстве, то непременно можно заполнить большую пропасть и черную дыру в груди другого человека и он, восстав из пепла станет рыцарем в доспехах, смелым, отважным и доблестным. И сможет меня ЗАЩИЩАТЬ и ЛЮБИТЬ в ответ.

Так я тогда думала. В это я тогда верила. И так я тогда жила в смешанных чувствах жалости и любви. Жалости и желания

mid_67399_6696

спасти его. Однако чем больше прибывало жалости, тем все меньше оставалось любви. И на место любви в эту адскую смесь пребывало много ЗЛОСТИ и все того же БЕССИЛИЯ, смесь из которых обесточивает, обескровливает, замораживает, и разрушает любовь в пепел, а жалость превращает в лед и ЖЕСТОКОСТЬ.

И я ушла, ничего не чувствуя. Вообще ничего не чувствуя. Просто за один день собрала вещи, ребенка и ушла полностью НЕЖИВАЯ. Ушла без обьяснений. Сказала лишь, что все, что я могла сказать через свою ЖАЛОСТЬ-ЛЮБОВЬ я уже сказала. Неуслышанной быть больно, потому я лучше пойду.

Уходя я рисовала в своем воображении длинную темную дорогу через большую пустыню, по которой, волоча ноги иду Я, под мышкой, словно плюшевую игрушку, волоча свою маленькую полуторалетнюю дочь. Если бы тогда я увлекалась зомби, я бы была на них похожа по своим внутренним ощущениям в теле, в голове и в душе. У меня словно не было души. А тело было окаменевшим. Вот так моя сверх жалость к другому человеку, безграничные сопереживания и желание спасти разрушили мой первый брак, мою юную незрелую любовь, мою веру в мужчин и.

5-Ov3ZPkftYНо потом, неожиданно, моя душа зашевелилась. Я встретила своего второго мужа, который оживил мои чувства, тело и душу. Я с опаской всматривалась в его доспехи, рыцарскую осанку и внешнюю уверенность в себе, и почему-то придумала себе, что этот тот человек, который сможет меня защитить от меня самой. Человек, который сможет обо мне заботиться, меня жалеть и меня любить. Который сможет разморозить маленькую девочку во мне. Сможет ююбить и жалеть меня маленькую, сломленную зомби-девочку с другой крошечной девочкой словно, плюшевой игрушкой, под мышкой. Теперь мне хотелось, чтоб меня жалели, меня лелеяли, и меня спасали. А я отдамся в эти обьятия и снова смогу полюбить. И я полюбила. И я поверила. И я отдалась. И я была счастлива. И я была несчастлива. Потому-что снова столкнулась с высокими, очень высокими ожиданиями. Ожиданиями быть смирной и все принимающей, и при этом очень успешной и амбициозной карьеристкой. Так как мы познакомились на работе я peHowjdwZ-0тогда действительно транслировала 2 образа одновременно: раненой и сломленной первым браком юной девочки и стремящейся к успеху, чтоб доказать родителям, что я все-таки хорошая, амбициозной молодой девушки. И сочетать в себе эти два образа одновременно, не разбаляя их другими оттенками своей личности было невыносимо сложно. А проявляться по-другому было страшно. Потому что тогда я потеряю даже ту жалость-любовь, которую имею сейчас. И я смиренно играла эту роль маленькой кошечки и всемогущей мамочки, заигравшись в край. Я доигралась до того, что мамочка начала валиться с ног от тяжести рыцарских доспехов, а девочка напиталась жалостью-любовью и начала вырастать в женщину, которой менять смирение на жалость стало уже бесмысленно. Доказывать что я хорошая мне надоело, спасать всех вокруг, включая рыцаря- мужа, чтоб получать любовь, стало не нужно. А строить из себя маленькую девочку-жертву, когда девочка как бы уже выросла уже стало смешно для самой себя. А питать любовью без границ пропасть маленького мальчика, который оказался мой второй муж был саморазрушительным. Я пробовала. 6 лет питала и почти снова таки обескровилась, обесточилась и упала с ног в прямом смысле. Я просто начала терять сознание посреди белого дня.

Захотелось просто жить и быть живой. Быть той, кем я являюсь, а не той, кем мне нужно быть, чтоб меня любили. Ощущать любовь с горьким привкусом жалости стало невмоготу. Как-то невыносимо душно стало быть в клетке, сотканной из жалости, ощущая себя уже большой взрослой ПТИЦЕЙ, которая может летать по всему миру и если ЛЮБИТЬ, так любить, если НЕНАВИДЕТЬ, так ненавидеть, а уж если ЖАЛЕТЬ, то СОЧУВСТВОВАТЬ, СОПЕРЕЖИВАТЬ, быть рядом, но больше ни за что НЕ СПАСАТЬ, НЕ ТЕРЯТЬ СЕБЯ в другом.

ygokb1kwLbYИ как только я отделила эту жалость, экстрактом выпарила ее из едкой смеси, напоминающей по вкусу терпковато-горьковатое дурманящее вино, я словно РОДИЛАСЬ снова. В моем теле забурлила энергия. Я начала танцевать, как никогда не знала, что умею так танцевать. Я отдалась теперь уже в свои собственными обьятия, принимая себя такой разной, какая я есть. И мне больше не нужна жалость. И я больше не соответствую чьим-то чужим высоким или низким ожиданиям. Я словно сбросила со своих плеч очень большой мешок с архаичными драгоценностями, которые мне ни к селу ни к городу, больше, если честно, так как я не ношу украшения железного века. Откровенно говоря я задышала полной грудью. Я поняла, что НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖНА. Все, что я должна, я должна себе любимой, свободной и взрослой женщине.

А себе должна вот что: любить СЕБЯ, уважать СЕБЯ, ценить СЕБЯ, заботиться о СЕБЕ, беречь СЕБЯ, удовлетворять СЕБЯ, быть СЧАСТЛИВОЙ и быть ЛЮБИМОЙ женщиной, мамой и женой.

И нет здесь места жалости, долгу, жертвенности, ожиданиям, спасательству и вине.

И так начался мой новый, совершенно неопределенный, непредсказуемый путь. Какая-то большая и широкая дорога, по которой я уже не волочу ноги с дочкой под мышкой, а уверено иду, размерено прогуливаясь по ней рука об руку со своей 8-ми летней дочерью — будущей девушкой, будущей женщиной, ценной для уже потому, что она просто есть у меня.

И я больше не иду куда-то вперед, к каким-то там горам-высотам, дисней лендам и небоскребам. Я 10064просто по ней иду, потому что эта дорога — моя жизнь. Она мне дана, для того, чтоб я в ней была ЖИВОЙ, СЧАСТЛИВОЙ и НАПОЛНЕННОЙ ЛЮБОВЬЮ. И я иду по этой дороге и наслаждаюсь этим путем. И по сторонам вовсе не пустыня с потрескавшейся землей, и не выжженое поле с тлеющими угольками сгоревших надежд. Вокруг бушуюший разноцветный мир, в которой осень сменяется зимой, а потом наступает весна, а за ней лето. Вокруг золотая листва, и лютая метель с  пушистым снегом и обжигающим морозом, запах цветущих ландышей и звуки роящихся пчел в полях с разнотравьем. Вокруг много-много всего полного и наполняющего, интересного и неожиданного. Вокруг много других людей, идущих или летящих, влачащихся или засыпающих на обочинах своих дорог. И наши пути с ними иногда пересекаются, а иногда навсегда остаются паралельными дорогами, хотя и рядом друг с другом.

И я теперь свободна от ОЖИДАНИЙ, от БРАКОВ, от ЖАЛОСТИ, от ДОЛГА и ВИНЫ. СВОБОДНА для того, чтоб пересекаться с разными людьми, интересоваться ими, или проходить мимо, встречаться или прощаться, любить или ненавидеть, от всей своей теперь живой и абсолютно влюбленной в свою долгую жизнь ДУШИ.